Прысталiчча

Газета Минского района

О чем молчит обелиск



 Этой статьей «Прысталічча» начинает цикл своих публикаций, посвященных героическому подполью, действующему на территории Минского района в годы Великой Отечественной войны. Патриотическая акция приурочена к 75-летию Победы советского народа над немецким фашизмом, которое будет отмечаться в 2020-м году.

 
31 декабря исполняется 96 лет Евгении Максимовой, участнице Тарасово-Ратомского подполья в годы Великой Отечественной войны.
Весть о нападении фашистской Германии на Советский Союз застала ее в Ошмянском районе, который после воссоединения западных и восточных земель вошел в состав республики. Молодая учительница была комсомолкой, активно пропагандировала среди населения советский образ жизни. Ее схватил фашистский воздушный десант, который приземлился у деревни в самые первые дни оккупации. 
Рослый рыжий немец достал стопку фотографий советских активистов и стал показывать их Евгении, рассчитывая, что та назовет имена. Евгения даже увидела собственную фотографию. Правда, выглядела она на ней несколько иначе, поэтому фашисты ни догадались, что одна из активисток перед ними. Учительница твердо заявила: люди, изображенные на снимках, ей незнакомы. Евгении, конечно, не поверили. Избили до полусмерти и бросили в заключение.
Наутро фашистские десантники были спешно переброшены на выполнение другой военной операции, а с арестованными остался лишь один переводчик. Он отпустил арестованных по домам, наказав им явиться на следующий день. Но после нанесенных побоев молодая учительница была настолько слаба, что даже при всем желании не могла исполнить это приказание.
Получив известие о том, что дочь попала в беду, из Ратомки приехала на лошади ее мать. Она забрала Евгению домой. Несколько недель та приходила в себя после всего случившегося.
В деревне обстановка была не лучше. Накануне там прошли кровопролитные бои, в них полегло немало красноармейцев. Осталось много раненых, они не могли самостоятельно передвигаться, и командование приняло решение оставить их на попечении военного врача, начальника армейской аптеки и местных жителей.
Двухэтажное здание конторы колхоза (бывший панский дом) на время приспособили под госпиталь. Кроватей не оказалось – раненых устроили прямо на полу, постелив вместо матрацев солому и сено, сверху набросили кое-какую одежду. Людей надо было кормить, поэтому еду собирали по дворам жителей Тарасово, Ратомки и Качино. Что-то оставалось еще в колхозной кладовой.
Немцы узнали о госпитале. Поначалу раненых фашисты хотели расстрелять, но потом передумали, решив после выздоровления использовать красноармейцев в каких-то своих целях. Они периодически наведывались в лазарет, сверяя списки живых и умерших от ран. 
Ситуацией решили воспользоваться местные подпольщики во главе с директором школы Павлом Бортником. Наряду с настоящими они стали устраивать обманные похороны, переводя выздоровевших красноармейцев на постой в сельские избы. Легализоваться им среди местного населения помогал Виктор Лошицкий, работавший до войны председателем сельсовета. Немцы предложили ему должность волостного старосты, и тот согласился, чтобы иметь возможность помогать своим, оставаясь при этом коммунистом и советским патриотом.
Жители Тарасово, Ратомки и Качино поддерживали раненых бойцов чем могли. Собирали для них продукты, одежду. Не хватало медикаментов – приносили лечебные травы. Порой люди делились последним, проявляя свои лучшие человеческие качества.
После выздоровления красноармейцы вливались в ряды подпольщиков, уходили в партизаны, чтобы продолжать борьбу с врагом. Тарасово-Ратомское подполье было одним из центров сопротивления. Их деятельность в значительной степени помогла приблизить долгожданную Победу.
Уже после войны, где-то в начале 70-х годов, Тарасово посетили те немногие бывшие красноармейцы, которым посчастливилось выжить. Встречаясь с подпольщиками, они кланялись им в пояс и благодарили за свое спасение. Это действительно дорогого стоило, ведь тем, кто вел борьбу с врагом на оккупированной территории, приходилось ежедневно балансировать на грани жизни и смерти.  
Подпольщики старались соблюдать конспирацию, однако минское СД не дремало и вело активный поиск недовольных фашистским режимом. После неудачной попытки переправить в лес к партизанам выздоровевших красноармейцев и местных жителей начались аресты. Схваченных активистов подполья немцы долго пытали, а потом расстреляли в урочище, недалеко от Тарасова. Среди тех, принял лютую смерть, бывший директор школы Павел Бортник и его жена Софья, Виктор Лошицкий и его жена Галина...
После войны на месте гибели народных героев был установлен обелиск из белого мрамора. Посмертно активисты подполья награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». 
Евгения Ильченко (это девичья фамилия нашей героини) поддерживала связь между подпольем и партизанами. Ее тоже схватили, но так как прямых улик не было, расстрел заменили концлагерем. 
Так она оказалась во Франции. Позже арестованную перевели в концлагерь на территории Германии.  Вместе с дочерью в заключении находился и ее отец, который тоже участвовал в подполье.
О Ефиме Ильченко хотелось бы сказать отдельно. В молодости он служил на яхте «Полярная звезда», принадлежавшей одной из представительниц царской фамилии. Там освоил несколько рабочих специальностей, получал денежное довольствие. После увольнения в запас вернулся в родную Винницкую область, что на Украине. На заработанные деньги поставил дом, обзавелся хозяйством. При Советской власти его причислили к кулакам и сослали в Сибирь, откуда он сумел бежать.
Появляться на родине было опасно, поэтому он осел в Беларуси. А вскоре сюда же переехала жена с детьми. На Украине в 30-х годах разразился страшнейший голод. Измученные недоеданием люди, чтобы выжить, перебирались в другие места. Немало украинцев тогда обрели пристанище в нашей республике.
Перед войной Ефим Ильченко работал кладовщиком в местном колхозе в Тарасово. Когда на границе начались боевые действия, было решено спрятать продовольствие из кладовой в устроенных в земле схронах. Впоследствии оно здорово пригодилось для организации питания раненых красноармейцев.
Несмотря на то, что отец пострадал от Советской власти, на сторону врага он не перешел. Наоборот, вместе с дочерью активно участвовал в подпольной деятельности, помогал выздоравливающим красноармейцам. Среди них оказался и будущий муж Евгении Ефимовны, русский казак ефрейтор Тимофей Максимов. 
Из концлагеря их освободили американцы. Боже, какими счастливыми почувствовали себя тогда узники! Теперь ничто не мешало поскорее вернуться на родину...
После войны Евгения Ефимовна продолжала работать учительницей. Сегодня она проживает в Тарасово на улице Партизанской. Шутит, что даже название улицы не дает ей забыть о войне, о своем участии в борьбе с фашистами.
 С мужем она вырастила троих детей – дочь Тамару, сыновей Николая и Михаила. Дети нашли себя в жизни, у них свои семьи. У Евгении Ефимовны пятеро правнуков.
Несмотря на свой солидный возраст, бывшая подпольщица ведет активный образ жизни, участвует в общественной работе, в том числе в деятельности районной ветеранской организации. А еще она пишет стихи. Ее поэтические строки – о том прекрасном, что есть на земле. И считает, что дороже и прекрасней жизни под чистым мирным небом нет ничего на свете. 

...Память хранит много эпизодов, когда молодая подпольщица была на волосок от смерти. Ее арестовывали, избивали, мучили, но каждый раз ей в итоге все же удавалось выжить, удержаться за жизнь. 
– Может, Бог меня хранил, – говорит Евгения Ефимовна. – Хотя тогда я была комсомолкой, атеисткой. Но, видимо, «сверху» о нас заботятся вне зависимости от наших желаний, ведь у каждого своя судьба.
Олег ШВЕДОВ 
 
 

Оставить комментарий: